Архитектура


Комментариев: 0  (смотреть / добавить) |

« Назад 6 апреля 2008

№4_2008

Такие разные критерии в подготовке профессиональных кадров в архитектуре

В соответствии с Законом Украины от 01.06.2000 г. № 1775 «О лицензировании определенных видов хозяйственной деятельности», проведение проектных работ относится к архитектурной деятельности, которая подлежит лицензированию. Однако в последнее время профессиональное сообщество архитекторов Украины все чаще заявляет о необходимости персонального лицензирования архитектурной деятельности.

Многие зодчие отмечают, что мировой опыт убедительно свидетельствует о том, что подобный подход, значительно повышает профессиональную ответственность архитекторов. В то же время идея лицензирования порождает много вопросов. На некоторые из них любезно согласился ответить Константин Васильевич Кияненко, доктор архитектуры, профессор кафедры «Архитектура и градостроительство» Вологодского государственного технического университета (Россия), который проводил исследование архитектурного образования в США по проекту, финансируемому программой Фулбрайта.

«С&р»: Константин Васильевич, существует ли принципиальное различие в подготовке архитекторов в США и в странах СНГ?

БИОГРАФИЧЕСКАЯ СПРАВКА
Константин Васильевич КияненкоКонстантин Васильевич Кияненко, доктор архитектуры (Москва, Московский архитектурный институт, 2005 г.), кандидат архитектуры (Москва, ЦНИИЭП жилища, 1983 г.), диплом архитектора (Усть - Каменогорский строительно - дорожный институт, 1977 г.).

Преподавал в Усть - Каменогорском строительно - дорожном институте (Казахстан). С 1994 г. – профессор кафедры «Архитектура и градостроительство» Вологодского государственного технического университета. Член Союза архитекторов РФ (СА), Российского общества социологов (РОС), Исследовательского комитета по жилищу и искусственной среде Международной социологической ассоциации (RC43, ISA).

Победитель конкурсов на получение грантов и проведение исследований по жилищной и образовательной тематике Минобразования СССР (1989 г.), Фонда Сороса (1996 г.,в составе коллектива), АЙРЕКС (2001 г.), Фонда Форда (2002 г.), программы Фулбрайта (2005 г.).

Проводил исследования и читал лекции в Китайском народном университете (Пекин, 1989 - 1990 гг.), в Университете высшего профессио­нального образования (Тилбург, Голландия, 1992, 1996 гг.), в Таллиннском университете (2000 г.), в Университете штата Вирджиния (Блэксбург, США, 2001 г.), в Институте города (Вашингтон, 2001 г.), Архитектурном центре Вашингтона - Александрии (Александрия, США 2005 - 2006 гг.), Университете штата Небраска (Линкольн, США, 2005 г.), Университете Калифорнии (Ирвин, США, 2006 г.) и др.

Участник многих общенациональных и международных научных конференций по проблемам развития города и жилища, архитектурного образования в Эстонии, Белоруссии, Канаде, США, Польше.

Руководитель 17 дипломных проектов, отмеченных дипломами, премиями и другими отличиями на ежегодных всесоюзных и международных смотрах - конкурсах лучших дипломных проектов по архитектуре и дизайну. Дипломант конкурса РААСН на лучшую научную работу 2003 г. (в составе коллектива). Научный руководитель коллектива студентов, награжденного второй премией на всероссийском конкурсе «Российский  дом  будущего»  (2007 г.).

– Мне трудно судить о подготовке архитекторов во всех странах СНГ.  Но насколько известно, обучение студентов в Украине, Казахстане, России и в других частях недавно единого образовательного пространства ведется не одинаково. Поэтому позвольте сравнивать американское архитектурное образование с российским, оставив коллегам из Украины возможность внести поправки на особенности местной ситуации. Если же говорить о России и США, отличия между двумя национальными архитектурными школами существуют,  и  весьма  глубокие.

Во - первых, в США выпускнику архитектурной программы присуждается академическая степень, а в России, чаще всего, – профессиональная квалификация. Российские вузы, даже выпуская бакалавров, предполагают их проектно - профессиональную  подготовку.

Во - вторых, в США существует тесная связь между вузовской архитектурной подготовкой и лицензированием, поскольку профессиональный союз американских архитекторов участвует в аккредитации учебных программ, и только выпускники подобных программ могут претендовать  на  получение  лицензий.

Очень часто одни и те же люди действуют в руководящих и рабочих органах Союза американских архитекторов (AIA), Национального совета по архитектурной аккредитации (NAAB), Ассоциации высших архитектурных школ (ACSA) и Национального совета комиссий по архитектурному лицензированию (NCARB). Между всеми этими органами существует тесная связь и кооперация. В России же Союз архитекторов, который ближе других к вопросам лицензирования, практически отстранен сегодня от сферы и проб­лем  архитектурного  образования.

В - третьих, в США с 1993 г. выстраивается и уже действует система Непрерывного профессионального развития (CPD), которая увязывает образование и лицензирование на всем протяжении профессиональной карьеры архитектора, поскольку для регулярного возобновления лицензии требуется подтверждение факта участия в программе непрерывного образования. В России образование и профессиональная деятельность, как говорят в одном славном украинском городе, – «две  большие  разницы».

В - четвертых, академическая ориентация архитектурного образования США позволяет сделать его личностно ориентированным и максимально диверсифицированным. Не существует за океаном двух школ архитектуры, которые бы придерживались одной и той же учебной программы, двух профессоров, Архитектура центр конгрессов в Балтиморекоторые бы читали по одному и тому же «учебнику» один и тот же архитектурный  лекционный  курс.

То, что называют в России «государственным образовательным стандартом», в США обозначено как «Критерии подготовленности студентов», они представляют собой тридцать семь коротких абзацев на семи страницах  текста.

Российские традиции и дисциплинирующая необходимость выдавать по окончании обучения диплом «архитектора» выливаются в административно ориентированную (удобство и четкость контроля), детально регламентированную и унифицированную образовательную систему. Ее воплощением является действующий российский «стандарт», изложенный на 1 тыс. 439 страницах  трех  пухлых  томов.

Наконец, в - пятых, американская система архитектурного образования развивается непрерывно, эволюционно, за счет высокой степени свободы, независимого и постоянного обновления каждой отдельной школы, где появление нового студента, нового педагога, а, тем более, нового заведующего кафедрой и нового декана – всегда очередной шаг в  будущее.

Российская школа до последнего времени развивалась от одной реформы к другой, от стандарта к стандарту. Внутренние, естественные побуждения каждого образовательного учреждения, каждого педагога к постоянному развитию, ограничивались и пока еще ограничены административными рамками: теми же стандартами и утопическим и опасным стремлением выстроить «систему управления качеством», которая бы не только не включала личность педагога, но и в максимальной степени не  зависела  бы  от  этой  личности.

«С&р»: Как построена система лицензирования архитектурной деятельности  в  США?

– Самое главное, что это – действительно система. Настолько она взаимосвязана со смежными сферами архитектуры, детально продумана, тщательно разработана, организационно и методически обеспечена и последовательно реализуема. Есть у нее и недостатки, но об этом нужно говорить  отдельно.

Главная идея американского архитектурного лицензирования, пронизывающая устройство всей системы – защита общества от непрофессиональных действий архитектора и обеспечение высокого качества среды. Американцы особенно акцентируют, что основные цели деятельности архитектора как профессионала – это обеспечение здоровья, безопасности и благополучия членов общества и местного сообщества, а также (именно в данном порядке) защита собственности.

Лицензирование понятно встроено в общую хронологию профессио­нального становления и развития архитектора. Стандартная процедура такова. Окончивший пятилетнюю учебную программу и получивший профессиональную академическую степень, выпускник вуза поступает на работу в проектную фирму. Здесь в течение трех лет под руководством лицензированного архитектора он проходит практическую подготовку, детально регламентированную как по содержанию, так и по объему. После документально подтвержденного завершения этой подготовки, называемой Программа интернатуры (IDP), интерн может подать заявку на участие в лицензионном экзамене (Экзамен на архитектурную регистрацию – ARE), настолько сложном, что он требует специальной и длительной подготовки, а потому может сдаваться по частям в течение пяти лет. Успешная сдача экзамена вводит счастливчика в ряды лицензированных архитекторов. Затем он должен регулярно возобновлять лицензию, оплачивая взнос и подтверждая участие в программе CPD. Это дает ему право на упоминание в регистре архитекторов штата и оказание профессиональных архитектурных услуг. Существуют и нестандартные процедуры, об особенностях которых стоит упомянуть отдельно.

За последние 15 - 20 лет система лицензирования заметно усложнилась и ужесточилась. Раньше она предполагала окончание любого архитектурного учебного заведения, три года работы в качестве «чертежника» и возможность сдать сравнительно небольшой лицензионный экзамен, состоящий из семи частей, в  течение  всего  лишь  четырех  дней.

Ключевая организация по лицензированию
Национальный совет комиссий штатов по архитектурной регистрации (NCARB) на общенациональном уровне – ключевая организация, связанная с лицензированием. Совет устанавливает высокие стандарты профессионализма через внедрение общенациональных ориентиров качества и продолжительности архитектурного образования и единой программы послевузовской интернатуры. Активно содействует большей мобильности архитектурных кадров, внедряя программу национального сертификата и отстаивая необходимость снятия препятствий в процедурах взаимного признания лицензий одних штатов другими.

Он отстаивает статус архитектора как главной фигуры в строительном процессе, как гаранта соблюдения в процессах строительства ключевых качеств: здоровой, безопасной и гуманной среды. Обеспечивает информационно и методически процесс непрерывного архитектурного образования и процесс подготовки к сдаче лицензионного экзамена, издавая огромное количество абсолютно  необходимой  литературы.

В частности, в серии «Программа профессионального развития», только за последние годы изданы книги – «Устойчивое проектирование», «Скрытые риски «зеленого» строительства: предотвращение влажности и плесени», «Планирование и проектирование условий безопасности», «Жизнь престарелых», «Проектирование в контексте местного территориального сообщества» и др.

Кроме этого по программе сдачи экзамена в помощь интернам издано несколько десятков сборников, среди которых методические примеры с экзаменационными темами и заданиями, брошюры об организации архитектурной практики в США, по вопросам профессиональной этики, нормативного регулирования профессиональной работы, роли архитектора в строительстве и  его  законодательной  ответственности  и  др.

«С&р»: Какие работы по проектированию может выполнять американский архитектор, не имеющий лицензии? В чем состоят различия между лицензированными и нелицензированными архитекторами?

Бостонский архитектурный центр– Начнем с того, что в США выражение «архитектор, не имеющий лицензии» или «нелицензированный архитектор» сегодня не только лишено смысла, но законодательно недопустимо и наказуемо.

Следующий фрагмент из «Закона об архитектурной регистрации» штата Массачусетс можно встретить в похожей редакции в законе любого другого штата: «Для того чтобы обеспечить охрану жизни, здоровья и собственности, никто не может практиковать в архитектуре в данном штате, а также использовать титул «архитектор» или любой префикс или суффикс, другое производное от этого понятия или любой титул, символ, визитную карточку или приспособление, которые указывали бы на то, что некий человек практикует в архитектуре или является архитектором, если этот человек не получил от комиссии штата архитектурную лицензию».

Поэтому нигде в официальных текстах вы не найдете подобного рода словосочетания, но лишь – «нелицензированный проектировщик», «нелицензированный индивид, практикующий в архитектуре», «нелицензированный будущий архитектор», «интерн», «чертежник» и т. п.

Но поскольку в нашей общей постсоветской практике Ваш вопрос понятен и имеет смысл, перейдем к его существу. Во всех штатах имеются определенные исключения из общего правила «проектирует архитектор». Обычно они касаются небольших по размеру зданий, не связанных с массовым посещением людьми. Так, например, в штате Айова архитектурная лицензия не требуется при проектировании:

¨ отдельно стоящих жилых домов на двенадцать и меньше квартир и высотой не более трех этажей;

¨ зданий сельскохозяйственного назначения, промышленных сооружений площадью до 20 тыс. кв. футов и  высотой  не  более  двух  этажей;

¨ небольших торговых зданий (1 - 2 этажа, площадь в пределах 6 - 10 тыс. кв. футов).

В штате Миссисипи лицензия не нужна, если проектировщик работает исключительно как служащий штата или федерального органа, если проектируется недвижимость штата площадью до 10 тыс. кв. футов, одно– и двухквартирные дома любой стоимости и размера. А в Алабаме лицензированный архитектор требуется при проектировании любых

зданий площадью 2 тыс. 500 кв. футов и более, за исключением односемейных домов, фермерских построек и  технических  сооружений.

«С&р»: Какие структуры в США уполномочены выдавать лицензии архитекторам?

– Прямой ответ на этот вопрос очень краток: только и исключительно отдельные штаты, точнее – специально учреждаемые каждым штатом комиссии, Студенты - архитекторы в США осваивают бетонированиедепартаменты или советы. Их названия рознятся, могут звучать как «Совет по регистрации архитекторов»,

«Архитектурный совет штата», «Департамент профессионального регулирования», «Совет архитектурных экспертов штата» и др., но в функ­ции всегда входит выдача лицензий и общее регулирование профессиональной  архитектурной  практикой.

Никаких общенациональных структур лицензирования в США не существует, но есть уже упомянутый Национальный совет комиссий по архитектурному лицензированию (NCARB), который имеет к этому прямое отношение. Этот орган провозглашает своей миссией «защиту здоровья, безопасности и благополучия граждан». Он был создан в 1919 г. и сегодня объединяет все структуры лицензирования штатов и заморских территорий США. Помимо выработки и координирования политики в области архитектурного лицензирования (или регистрации) NCARB занимается, в частности, тем, что создает инструменты для облегчения работы архитекторов, лицензированных в каком - то одном штате при смене ими места жительства, поскольку лицензия штата действует только на его территории. Так вот, Национальный совет разработал и выдает специальный сертификат, который, не отменяя необходимости повторного лицензирования в каждом новом штате, может существенно облегчить для  претендента  эту  процедуру.

Кроме этого, NCARB регистрирует информацию о прохождении интернатуры недавними выпускниками вузов, о накоплении требуемых зачетных единиц участниками программы непрерывного образования, готовит и выпускает учебную и справочную литературу для подготовки к лицензионному экзамену.

Наконец, совет выдает специальный документ тем лицензированным архитекторам, которые не получили профессионального архитектурного образования, но претендуют на получение лицензий в штатах, требующих такого образования. Этот документ называется Сертификат архитектора широкого  профиля  (BEA).

«С&р»: Константин Васильевич, расскажите, пожалуйста, какие требования предъявляются к архитекторам, изъявившим желание получить лицензию на архитектурную деятельность?

– Каждая юрисдикция (штат или территория) устанавливает свои требования. Между ними есть много общего, но есть и различия. В целом, все эти требования  касаются трех сфер: полученного образования, приобретенного проектного опыта, сдачи  лицензионного  экзамена.

В сфере образования комиссии многих штатов к условиям лицензирования относят наличие у претендента профессиональной пятилетней академической степени бакалавра архитектуры (B.Arch.), полученной по программе, аккредитованной NAAB.

Однако некоторые штаты еще принимают и образовательные документы от тех, кто получил лишь допрофессиональную четырехлетнюю степень бакалавра искусств или наук (B.A., B. Sci.).

Более того, кое - где на лицензирование может претендовать человек, не получивший никакого не только архитектурного, но и вообще высшего образования, то есть выпускник средней школы. Конечно, не всякий. В этом случае потребуется подтвердить гораздо более длительный проектный стаж. Такой подход, называемый «опыт вместо образования», практикуется, в частности, в Небраске, Колорадо, Вашингтоне. Это и есть «нестандартная», по отношению к большинству штатов, процедура получения  лицензии.

Требование практической подготовленности, как правило, сводится к подтвержденному документально опыту работы в фирме под руководством лицензированного архитектора длительностью от года до трех лет. Этот срок считается достаточным (NCARB рекомендует три года) для обладателей пятилетнего профес­сионального  бакалавриата.

Если же речь идет о четырехлетних бакалаврах или, пуще того, о выпускниках средних школ, – минимально необходимый стаж возрастает минимум до 4,5 и 8 лет соответственно. В связи с повсеместным переходом к программе IDP подробно прописывается не только длительность, но и содержание интернатуры (Подробно о содержании программы IDP см.: Кияненко К.В., Степанов А.В. Лицензирование архитектурной деятельности в США // Архитектурный вестник. – 2007. – №2. – Ред.).

Вовсе недостаточно «просидеть» три года в AutoCAD, выполняя кем - то другим найденные архитектурные решения. Желающий получить лицензию должен будет документально подтвердить, что им освоены шестнадцать ключевых сфер профессиональной архитектурной работы – от составления заданий на проектирование, анализа ситуации, эскизного проектирования, до рабочего проектирования, управления проектами, надзора за строительством и оказания консультационных  услуг  местным  жителям.

Наконец, сам лицензионный экзамен. Подробное описание его содержания можно найти на страницах упоминаемой выше статьи. Коротко говоря, это очень трудоемкий контрольный этап, состоящий из девяти разделов. В их числе шесть письменных тестов и три графических задания («Участок», «Здание» и «Строительные технологии»), разбитые на одиннадцать проектных упражнений. Именно здесь претенденту на лицензию понадобится обнаружить детальное знание норм, стандартов, конструкций, материалов, технологий электрического, санитарно - технического и инженерного оборудования и других подобных тем.

В дополнение к трем основным требованиям все штаты предъявляют к будущему архитектору еще одно: подтверждение твердого положения в профессии, достойного «морального облика». Ранее судимых, имеющих вредные привычки (злоупотребление алкоголем, использование наркотиков), уличенных в мошенничестве, дезинформации и т. п. просят, как говорится,  «не  беспокоиться».

«С&р»: В чем состоит особенность лицензирования и на какой срок выдается этот документ?

– Видимо, главная особенность лицензирования в том и состоит, что выдается лицензия однажды и на всю профессиональную жизнь, но необходимость ее регулярного подтверждения или возобновления (как правило, ежегодно или раз в два года) становится очень действенным стимулом к постоянному профессио­нальному самосовершенствованию архитектора.

И все благодаря тому, что для возобновления лицензии нужно не просто заплатить соответствующий взнос (размером от $30 - 40 до $300 - 350), но представить письменное подтверждение реализации программы непрерывного образования. Сюда входит посещение специальных учебных программ в университетах, участие в работе научных конференций и семинаров, самообразование.

Мне не раз приходилось видеть в перерывах работы научных конференций очереди участников к столу, где делают отметки в специальных регистрационных формах.

«С&р»: За что американский архитектор может быть лишен лицензии?

Центр исследований мозга и познания архитектор Чарльз Корреа– За многое. Прежде всего, – за неспособность обеспечить в своих проектах уже упомянутые «здоровье, безопасность и благополучие граждан». То есть, разрушение здания или гибель в нем людей при пожаре из - за несовершенства путей эвакуации едва ли сойдет ему с рук.

Но есть также многочисленные моральные и технические основания для отзыва лицензий. Этим может закончиться, в частности, чуть ли не любая ложь, мошенничество или пренебрежение интересами клиента, некомпетентность, взятка клиенту за заключение проектного договора или факт получения гонорара не только от клиента, но и какого - то другого лица без предварительного уведомления и  согласия  клиента.

Лицензия может быть отозвана, если при ее получении были представлены ложные сведения, если лицензированный архитектор уличен в наличии собственных корыстных интересов при выборе поставщиков материалов, подрядной строительной организации и т. п. Это же может произойти, если архитектор, зная о противоправных действиях клиента, угрожающих общественной безопасности или здоровью людей, не поставил  в  известность  власти.

В большинстве штатов караются изъятием лицензии многие уголовные преступления архитектора, в частности связанные с насилием, употреблением наркотиков и алкоголизмом. В законе об архитектурной деятельности штата Миссисипи есть даже такой пункт: «Всякое лицо – владелец лицензии на архитектурную деятельность в данном штате – должен выставить ее на всеобщее обозрение в архитектурном офисе. Нарушение этого требования рассматривается как достаточное основание для отзыва лицензии». И, конечно, лицензия будет отобрана за неуплату регулярного взноса, непрохождение программы непрерывного образования. В общем, ее гораздо проще  потерять,  чем  получить.

«С&р»: Как вы считаете, имеет ли реальную перспективу американская система лицензирования архитектурной деятельности в странах бывшего СССР?

– Прежде, чем оценивать данную перспективу, имеет смысл коснуться слабых мест американской системы. Общий срок от поступления в архитектурный вуз до сдачи последнего экзамена может колебаться от 8 - 10 до 13 и даже более лет. Это снижает конкурентоспособность архитектурного образования по сравнению, например, с инженерным.

Проектные фирмы часто неохотно берут на себя функции организаторов интернатуры, несмотря на все усилия Союза американских архитекторов поощрять эту их деятельность. А нашему, пока «полуцивилизованному» проектному бизнесу, и вообще не понять, почему западные коллеги этим все - таки занимаются. Работодатель может быть не заинтересован в сдаче его сотрудником - интерном лицензионного экзамена, поскольку должен будет в итоге увеличить ему зарплату. Многие выпускники архитектурных школ из - за сложности прохождения интернатуры и сдачи лицензионного экзамена не ставят себе цели регистрации, а организуют проектные фирмы, где, не называя свой бизнес «архитектурным», занимаются разрешенными небольшими объектами. Многие из них считают унизительным и неверным, что не могут называться архитекторами после окончания профессиональных архитектурных программ и предлагают ввести в США понятия «лицензированный архитектор» и  «нелицензированный  архитектор».

Более того, достаточно распространена точка зрения, что Союз американских архитекторов должен подталкивать сферу образования к большей практической ориентированности вместо того, чтобы перекладывать на проектные фирмы с порой стесненными средствами подготовку интернов.

И тем не менее Ваш вопрос имеет смысл. Так или иначе, но американский архитектурный цех доказал свой очень высокий общий профессиональный уровень, конкурентоспособность по сравнению с любым другим архитектурным  сообществом.

С другой стороны, достоинства и высокие качества американской системы лицензирования тем и объясняются, что она есть органичная часть целостного порядка архитектурного образования и практики, культуры американского общества, из которой она вычленена быть не может. Ее изолированное или частичное воспроизведение, по - моему, бессмысленно, а полное – невозможно. Значит ли это, что американский опыт не может быть применен нами никак? Думаю, что нет. Учитывая разное положение дел с организацией высшей архитектурной школы, с аккредитацией, с деятельностью союзов архитекторов, с наличием и эффективностью систем переподготовки архитектурных кадров, с развитостью проектного дела в странах СНГ, я не рискнул бы говорить об общих перспективах и целесообразности воспроизведения американской  модели  лицензирования.

Видимо, воспроизводства заслуживает не сама модель, а лежащие в ее основе принципы формирования, которые «сшивают» все перечисленные аспекты организации архитектурного дела в единое и действенное целое, и заставляют это дело делаться в режиме хорошо отлаженного механизма.

«С&р»: Константин Васильевич, благодарю Вас за интересную и содержательную беседу.

Николай Бойко

Роль американского института архитекторов
Американский институт (союз) архитекторов (AIA) играет вторую по значению роль, после NCARB в лицензировании архитектурной профессии в США. Подчеркивая особую роль лицензирования в обретении статуса архитектора, он, в то же время, открывает свои двери для нескольких категорий «еще неархитекторов» или «вовсе неархитекторов», тем самым, поощряя первых к вступлению в профессиональные ряды, а вторых – к их укреплению извне. В результате, «полные члены» – лицензированные архитекторы – формируют лишь часть когорты AIA, а кроме них существует еще четыре категории.

«Ассоциированные члены» рекрутируются из числа недавних выпускников архитектурных высших школ, в том числе тех, кто участвует в программе интернатуры и готовится к сдаче лицензионного экзамена, а, кроме них – из преподавателей  архитектурных  вузов.

«Международные ассоциированные члены» пополняют ряды AIA из - за рубежа,  имея  архитектурные  лицензии  других  стран.

«Индивидуальные члены смежных профессий» вливаются в AIA со стороны иных профессиональных сфер (любые проектные специалисты, художники, дизайнеры, инженеры, подрядчики) и из числа людей, просто интересующихся  проблемами  создания  искусственной  среды.

Наконец, есть категория, в дословном переводе звучащая как «краеугольные партнеры» – компании - производители стройматериалов, комплектующих изделий, связанные с проектным бизнесом.

В этом проявляется и демократизм, и дальновидность AIA, расширяющего социальную и профессиональную базу архитектурного влияния. Кроме того, Американский институт архитекторов активно пропагандирует лицензирование среди выпускников архитектурных программ, помогает им найти наставников - практиков на стадии интернатуры и координаторов программы IDP, найти проектные фирмы, которые участвуют в этой программе. С 1991 г. институт ежегодно выявляет лучшие организации, которые помогают в становлении выпускников, и поощряет их призом «Выдающейся фирме – участнику программы IDP».

С января 2008 г. для выявления победителя применяется сложная двенадцати ступенчатая система критериев. Кроме того, институт играет важную роль в подготовке интернов к сдаче лицензионного экзамена, в частности, он администрирует специальные программы грантов для оказания финансовой  помощи  по  оплате  последних.

Журнал "Строительство и реконструкция"


« вернуться к списку



Отзывы

Нет отзывов. Ваш может быть первым.

Написать отзыв

Голосовать и оставлять отзывы могут только зарегистрированные пользователи. Войти или зарегистрироваться.



*